Crank (Адреналин)

Супермодный, суперотвязный, супернавороченный, суперпошлый, супер… Перечень слов с приставкой супер можно продолжать долго, говоря об «Адреналине». А еще этот фильм лично меня поразил откровенной гипертрофированной в угоду современности оголтелостью. Это кино из разряда: противно так, что смешно, а потому ты тупо сидишь и смотришь, периодически в истерическом смехе просыпая попкорн на колени. «Ну, и крут, блин, чувак!» Короче, это кино!

Хотите водить автомобиль как герой фильма «Адреналин». Частные уроки вождения вы можете найти на сайте http://avtocursant.by/.

Джейсон Стейтон в психотропном угаре, носящийся в кадре, матерящийся во все стороны и размахивающий кулаками, а также всеми другими частями тела (без исключения), просто сногсшибателен почти в прямом смысле. Мы, привыкшие к всегда гладко выбритому английскому лицу, четкой дикции без единого намека на мат, просто положены на лопатки сценаристом. В «Адреналине» перевозчик совершенно в ином амплуа. Впрочем, бог с ним, это его личное дело, в конце концов, где он снимается.

Ритм фильма задается с самого начала, с титров. И с первых же кадров интересный ход: камера на лице героя, мы как бы все видим его глазами. Нечто подобное обычно, съемка, была применена в шоу-программе «Фактор страха». Собственно, и весь фильм — это своеобразный фактор страха для героя… и местами для зрителя.

Движение в фильме не останавливается ни на минуту. Порой, даже ловишь себя на мысли, что тело рефлексивно следует маршрутом Стейтона, слегка как бы поворачивая на перекрестках или уворачиваясь от ударов. Сейчас влево, потом направо, а тут мы едем на машине, супермаркет, вот черт — переворачиваемся… И так далее по сценарию.

Постоянные телефонные звонки также задают общий пульс фильма — не выключаться из действительности, а умирающий рингтон — течение жизни к теле героя. Однако это, конечно, смахивает на некий подтекст всего происходящего. Но не думаю, что стоит его искать слишком тщательно в этом фильме. Потому ограничусь лишь констатацией последующих событий.

В дальнейшей своей кровавой погоне Стейтон (настоящее имя мне нравится больше, чем киношное — совсем тупое какое-то), направляемый своими дружками — доктором и женоподобным гей-мальчиком, — успевает все и везде. Сначала, наширявшись на полу в туалете кока, раскачивает стены «черного» клуба в «черном» квартале» своими белыми кулаками. Потом несется через полгорода в бар, отрубает руку (почти по локоть) брату искомого гада-злодея, и этой же рукой пристреливает братца (просто пистолет в руке застрял). Затем едет к подружке, засовывает руку в тостер (свою), чтоб торкнуло посильнее, раскидывает подъехавших к дому любимой бандюков, заодно пристреливает ни в чем не повинную канарейку (просто так получилось), опять же едет (уже с девчонкой) в бар, другой. И там… делает ей признание — он тоже бандюган, и не просто, а киллер. К чему бы он это?!

Следующая сцена, видимо, — просто стопроцентное попадание в киношную аудиторию — прилюдный почти животный секс на площади в китайском квартале. Все натюрель. А в самый ответственный момент герой еще успевает побазарить по телефону, и, не закончив, несется уже в другой район — убить обидчика.

Дальше напряжение не ослабевает, так же как и не угасает адреналин. Я намеренно опускаю некоторые сцены и не говорю о том, что случилось с героями после такого секса — все увидите сами. Скажу одно — финал потрясающ.

Интересное по теме, советуем почитать:

Категория: Разное
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.